Баскет-гейт: аудио-скандал в российском баскетболе

В интернете появилась аудио-запись телефонных переговоров между президентом ЦСКА Андреем Ватутиным и почетным президентом Российской федерации баскетбола Сергеем Черновым. РБК daily приводит полную расшифровку записи и комментарии каждого из ее участников.

Чернов: Я понял так расклад: там я буду или здесь я буду, СБИ (речь, видимо, идет о Сергее Борисовиче Иванове — президенте Единой лиги ВТБ — прим. РБК daily) меня нигде не видит. Правильно я понимаю?
Ватутин: Да. Это, честно говоря.
Ч. И если это честно.
В. Если в одной ситуации вы поможете, то в другой нет. Если поможете, то можно чего-то будет…
Ч. То есть если я помогаю вам, то я…
В. Я этого не гарантирую, но то, что я буду просить, могу сказать.
Ч Ну хорошо. То, что он опять может и ответить, что нет, это тоже у него нет гарантий.
В. Я могу отвечать только за то, о чем мы говорили.
Ч. Нет, а где гарантии, если говорили, что все это закончится, и с кого я буду спрашивать и как это будет осуществляться?
В. Не понял.
Ч. А каких гарантиях ты говорил? О моей пенсии, финансовых гарантиях? И как эти финансы будут проявляться?
В. Это мое слово, я вам его обещаю.
Ч То есть все финансы под твое слово?
В. Да.
Ч. А количество?
В. Это не по телефону надо рассуждать. Если возможность такая есть.
Ч. Просто мне сейчас нужно все здесь взорвать и как после взорванного моста убегать куда-то. Понимаешь, нет? А как ты пытаешься ситуацию взорвать и красиво себя вести?
В. Я по телефону не хочу об этом говорить. Думаю, что в ваших силах ее развернуть. А что там будут говорить и как все это будет выглядеть, это, по-моему, уже второй вопрос. То, о чем мы говорили, остается в силе.
Ч. Все равно конкретика нужна.
В. Не по телефону.
Ч. Хорошо, не по телефону так не по телефону. Давай думать.
В. Когда?
Ч. Ну завтра, наверное, когда.
В. Успеем?
Ч. Ну сегодня давай.
В. Я думаю, что мы успеем. Думаю, что вы можете всех приезжающих товарищей собрать там.
Ч. Не, я не буду их собирать. В пятницу они будут. Как я их сейчас соберу? Это нереально.
В. Завтра тогда во сколько? в 12?
Ч. Ну давай в 12, ладно.
В. Там же, в 12, договорились.
В. Викторыч? Это самое, нам сегодня в 9 часов вечера надо будет подъехать к человеку, о котором мы говорили.
Ч. Сегодня я не знаю как, все уже.
В. Другого варианта нет.
Ч. Андрюш, у меня по дому дела. А завтра?
В. Ну только что я говорил. Я же говорю, отказывать не надо. Как-то отменяйте.
Ч. Попробую, а что за разговор-то такой?
В. О том, о чем мы говорили.
Ч. О чем, как я должен поменять все что ли?
В. Чтобы были дополнительные…. гарантии наверное.
Ч. Давай я подумаю, потому что я связан с родными, перезвоню.
Ч. Уже где-то под вечер сел, все прикинул. Не смогу уже я сейчас ничего развернуть, и в пятницу, в принципе, то же самое. Еще раз, и хочется, и колется, но никак не получится.
В. Ну скажите Мише (по всей видимости, имеется ввиду владелец клуба НБА “Бруклин Нетс» Михаил Прохоров — прим. РБК daily) об этом же.
Ч. А че я Мише-то должен говорить?
В. Человек зовет в гости. Неудобно.
Ч. Зачем я буду ездить просто так? Ты же знаешь меня, я не привык же так ездить. Щас я приеду и что я буду Мише говорить. О чем?
В. Так и скажи, ну чего?
Ч. Ну подожди, когда только начался разговор, Миши не было, я тебе говорю.
В. Сергей Викторович, вы же без меня две недели назад затеяли эту канитель всю. Вы бы хоть спросили.
Ч. Подожди, что значит "без тебя". Ты мне эти претензии хочешь предъявить? Ну зачем надо?
В. Я не в претензии. Мы из-за чего поругались-то? Вы забыли? Вы им позвонили: "Значит, Аникееву на и.о." И все вы со мной ничего..
Ч. Я тебе позвонил, когда Леня лег в больницу.
В. Вы до того все решили, до того Аникееву начали пихать. Вообще.
Ч. Подожди, причем тут Аникееву в данной ситуации
В. Данная ситуация — черно-белая. Вы поставили на Аникееву, не спросив моего мнения
Ч Ты вспомни, я тебе звонил перед исполкомом. Ты за границей был. После этого ты тут же уехали.
В. Ну какая разница. Мы с вами согласовали ???, а потом договорились обсудить, что делать дальше. Чего вы не сделали. Ну так же и было, согласитесь?
Ч. Было не было, сейчас другой вопрос. Я уже "съезжать" не буду. Как бы ни было мне плохо, мне и там будет плохо, и здесь, но вот я такой человек. Не успею я все развернуть, никак.
В. Да хоть помогите, епта, развернуть-то?
Ч. А в чем я помогу? Осталось уже два дня. В чем я помогу разворачивать? Я ж тебе сказал.
В. Скажите, хотя бы, какие регионы за них, чтобы понимать.
Ч. А мы сами не знаем. А когда уже Мутко стал звонить и все уже стали раком и сами уже не поймут кто за кого. А ты мне сейчас — давай разворачивай. Как будто я знаю все эти…
В. Что вам стоит снова обзвонить все регионы и сказать, чтобы поддержали министра?
Ч. Мы с Мутко поругались, и он сказал, чтобы мы в регионы не звонили, поэтому я никому не звоню.
В. Да я поменяю эту позицию.
Ч. Что, с Мутко поменяешь?
В. Да. Это не проблема.
Ч. Если у вас такие отношения. Я вчера у него был, не попал, разговаривал с Колобковым. Одна позиция…
В. Смотрите, какое предложение. Простое. Оно ничего не стоит. Сегодня вечером мы с вами зайдем. Завтра, если мы с вами хорошо поговорим, позиция Мутко в этом смысле поменяется, и у вас будут все основания, чтобы обзвонить регионы и сказать, что нужно поддержать министра. Все.
Ч. Ты же знаешь, что я человек слова и не буду его менять, ты же знаешь это, Андрей.
В. Министр… Это позиция.
Ч. Причем тут министр? Я вот тебя знаю, Юлю знаю, всех вас знаю. Для меня министр, это министр, для меня люди важны. И ты, и Юля. Не могу я с вами так говорить, и так говорить. Понимаешь, я блефовать не умею.
В. Тут не блеф, не блеф. Просто надо поддержать министра.
Ч. А позиция Иванова я как не буду поддерживать? Юля говорит, что Иванов…
В. Позиция Иванова — за Абросимову, чтобы вы понимали.
Ч. Я-то не знаю, какая она, вот в чем дело. Одна сторона говорит, что это вот так, другая, что вот так. И что я буду скакать из одной лодки в другую, понимаешь, прыгать?
В. Давайте так. Я серьезно говорю. Нет-нет, да-да, но к Мише надо сходить в любом случае. Ну вот честно.
Ч. А че я к Мише буду ходить?
В. Человек если позвал на встречу, надо на нее сходить.
Ч. Нет, он меня не позвал. Я когда к нему три раза звонил за год, когда говорил, верни…
В. Вот не место, не место…
Ч. вот это не место. Он даже все телефоны отключил.
В. Викторыч, вы сейчас сами себя зароете в яму, ну совсем
Ч. На зарою, и..
В. Сейчас сходить на эту встречу ни к чему не обязывает.
Ч. Сегодня я не могу идти на эту встречу.
В. Вот не бывает такого
Ч. Ты же не знаешь мою жизненную ситуацию.
В. Ну не бывает такого, чтобы на час попасть на встречу невозможно.
Ч. Я сегодня не могу, когда ты меня еще о завтра меня просил. Я говорю я не могу сегодня. После этого ты мне второй раз позвонил. Так было дело?
В. Викторыч, это делов на полчаса.
Ч. Андрюх, ну никак я сегодня не выберусь, у меня очень сложная сегодня ситуация, очень серьезный день.
В. Ну что, машину послать за вами?
Ч. Да причем здесь машина? Говорю тебе, что не могу. Ну не могу сегодня, изначально сказал. Ну чего вот ты начинаешь.
В. Викторыч, вы такие вещи раньше хавали, вот реально, на раз-два.
Ч. Наверное, я стал старый, мне на пенсию пора, я согласен с тобой. Уже на окончательную
В. Я просто не понимаю, что такое может быть, чтобы не подъехать на полчаса и не поговорить.
Ч. Я что, должен тебе объяснять, что у меня может быть. Серьезный вариант, я тебе еще раз объясняю. Завтра позвоню.
В. Завтра поздно уже будет.
Ч. Поздно, значит, поздно это не лукавство, у меня серьезное сегодня дело.
В. Этот разговор вы очень скоро будете вспоминать, клянусь вам. Я просто по жизни знаю, как ситуация развернется. И вы потом будет говорить: зря я Андрея не послушал.
Ч. Ну, наверное так. А что сегодня-то? Мы с тобой на завтра договорились.
В. Да не мы с тобой. Он пригласил вас со мной.
Ч. Я сегодня наверное не могу, я же тебе объяснил. Что случится за одну ночь?
В. Завтра вы в любое время можете?
Ч. Андрюх, ну бессмысленный будет разговор, серьезно говорю. Не умею предавать, это мой принцип.
В. А вы хотя бы можете мне просто сказать, какие регионы вы обзвонили?
Ч. Я лично ничего не обзванивал, честно говорю. Отвечаю тебе за это.
В. Мне регионы говорят, что звонил Чернов.
Ч. Ну что за чушь? Назови мне хотя бы один регион.
В. У вас же есть понимание, какие регионы за кого?
Ч. У меня понимание? Как я могу понимание, когда регионы все звонят в федерацию и говорят, что нам говорят из министерства голосовать за Абросимову. Все регионы звонят, и каждый день по-новому. Не федерация звонит, а регионы.
В. И что в этой ситуации делать?
Ч. Идти на конференцию.
В. Все пойдут, дальше чего?
Ч. Ну подожди. Мне даже сегодня звонили из Новосибирска, говорили, что вроде Соколовский, какая-то конференация, Абросимова там, что-то собирали. Откуда я знаю, что там происходит.
В. Что с этой стороны происходит, я понимаю, что с той происходит?
Ч. А с той идет организация конференции. И сидят тут над бумагами и не знают, сегодня одни тут делегаты приезжают, завтра другие. А почему они меняются, мы сами не знаем.
В. А кто будет вести?
Ч. Откуда я знаю? А ты кого предлагаешь?
В. Двуреченского
Ч Пусть собрание его предлагает Вот такие дела
В. Я правильно вас понял, что если он завтра назначит время мы тоже не поедем.
Ч. Андрюх, я честно тебе скажу, не поеду, я уже решение принял. Мне тяжело, все. Давай так разговор закончим.

"В минувшую пятницу проведена постановочная конференция и сейчас опубликована постановочная и провокационная запись. Красивы фразы господина Чернова из серии "Я свою позицию не меняю", "Я людей не предаю" ориентированы на диктофон и будущее опубликование. В самой записи нет ничего нового с точки зрения информации, о тех людях, которые поддерживают Светлану Абросимову, много говорилось в процессе предвыборной борьбы. Как тогда ещё член исполкома РФБ я, действительно, встречался с господином Черновым, тоже, к слову, членом исполкома, и пытался его убедить поддержать Абросимову. И сейчас уверен, что кандидатура Светланы – оптимальная. Аналогичные встречи проходили и с другими представителями баскетбольной общественности. В факте этих встреч нет ничего противозаконного, это нормально в предвыборной борьбе. Не знал, что Чернов записывает свои беседы, больше с ним разговаривать не буду, пускай эта история останется на его совести. Опубликованная запись – лучшая характеристика ему и его методам работы", — отметил в разговоре с championat.com Андрей Ватутин.

"Знаете что… Разговоры были, и действительно это был Ватутин. Было предложение, чтобы я развернул ситуацию на выборах в другую сторону — в пользу Абросимовой. Но я отказался, и ни в каких этих делах участвовать не собираюсь и не собирался. Ни с регионами, ни с ними… У меня есть гражданская позиция, и я с этой позицией шёл на выборы. Чтобы была польза российскому баскетболу. Не хочу больше ни о каких записях говорить, ни о чём. Мне с 2010 года всё это надоело. Я не знаю, какие записи, кто записывал, что записывал. Всё, ребята, давайте на этом закончим», — приводит слова Сергея Чернова «Спорт-Экспресс».Источник: РБК daily

Комментариев нет

Добавить комментарий