Спи до обеда — рисуй, как Пикассо

Бородатый анекдот про вынос елки накануне Международного женского дня не стареет, потому что сотни тысяч людей ежедневно оказываются в ситуации нерадивого мужа. Еще чашечка кофе, чтобы взбодриться, пара сигарет, чтобы собраться с мыслями, проверка почты, чтобы быть уверенным, что все текущие дела улажены и можно наконец полностью сосредоточиться на главном, — и вы сами не замечаете, как снова с упоением и азартом, достойными лучшего применения, скроллите ленту Facebook, смотрите забавное видео на YouTube или кликаете на пиксельных овечек на счастливой виртуальной ферме. Вы в недоумении, как вышло, что дедлайн снова просвистел мимо вас, как «Сапсан» мимо платформы «Березки дачные», злитесь на себя и клянете собственные неорганизованность и лень. Знакомая история? Добро пожаловать в мир прокрастинаторов. Книга Мейсона Карри «Режим гения. Распорядок дня великих людей» — для вас.

Вы прочтете ее легко и с удовольствием. Автор — блогер, а книга — собрание его коротких постов, написанных легким языком соцсети. Это полторы сотни описаний режимов дня творческих людей — от Эйнштейна и Теслы до Ван Гога и Канта. Среди них поэты и писатели, политики и журналисты, ученые и музыканты. Героев не объединяет ни род деятельности, ни возраст, ни эпоха. Ничто, кроме гения (или, если выбирать слова поосторожнее, выдающегося таланта).

«Режим гения» наполнит вас оптимизмом. Не только вы, сидя у экрана компьютера, мучаетесь сомнениями и выискиваете новые способы борьбы со страхом и неуверенностью в собственных силах. То же до вас переживали и Кафка, и Моцарт, и Джойс.

Еще большую радость внушает тот факт, что универсального ответа на вопрос «Как включить режим гения?» не существует. Есть здесь и распорядки для лежебок (Пикассо, например, редко просыпался раньше двух часов дня), и варианты «Онищенко-style» для «ранних пташек» (Ференц Лист начинал свой день в 4 утра), для затворников (Кант почти никогда не покидал родного Кенигсберга) и для тусовщиков (друзья и родственники Шостаковича вообще не понимали, когда он успевал сочинять). Аккуратные и богобоязненные трезвенники с удовольствием прочтут о том, что день Бенджамина Франклина, никогда не курившего и не употреблявшего алкоголь, был расписан по минутам, всегда начинался с молитвы и включал в себя помимо работы такой приятный пункт, как воздушные ванны. Отважные и крепкие здоровьем весельчаки будут рады узнать, что Жан-Поль Сартр, потреблявший за сутки «две пачки сигарет и несколько трубок черного табака, более литра алкоголя, 200 мг амфетаминов, 15 г аспирина, несколько граммов барбитуратов, не считая чая, кофе и жирной пищи», считал, «чтобы быть продуктивным, не обязательно очень много работать». Хотя бы один из «гениальных дней» наверняка приглянется вам и, возможно, сподвигнет на смелый эксперимент с тайм-менеджментом.

Шутки в сторону, господа прокрастинаторы: книга действительно вдохновляет и заставляет задуматься о проблеме времени. Неслучайно героями в ней выбраны люди творческие, то есть те, для которых рабочим временем не является только время сна. Художник не может просто оставить работу за дверями офиса, не может отключить ее нажатием кнопки на системном блоке. Именно поэтому творчество требует сумасшедшего, параноидального внимания и уважения к личному времени. У кого, как не у них, поучиться беречь и грамотно использовать бесконечно ускользающие секунды.

Еще один полезный урок, который можно извлечь из «Режима гения», — это внимательность героев к своему телу. Тщательность, с которой они годами выстраивают свой быт и режим работы, ответственность, с которой они прислушиваются к реакциям своего организма на внешние воздействия самого разного сорта — от омлета из тридцати яиц и нейтрализации кофеина вероналом до обжигающе горячих ванн и лежания на диване, покрытом черной ангорской шерстью, — поражают воображение. Как удобнее писать — стоя, сидя, лежа? Дома, в библиотеке? В какой позе? При каком освещении, температуре, в какое время суток достигается наибольшая продуктивность? Пить ли кофе по утрам? С хересом или без? И из какой чашки? Сотни, тысячи вопросов — и бесконечно долгий и мучительный поиск ответов.

«Чудачество!» — скажете вы. Замечательный ответ дает американский композитор Мортон Фельдман: «Иногда я хлопочу только о том, чтобы обеспечить себе все те жизненные условия, в которых я смогу работать. Годами я твержу: дайте мне удобное кресло, и я посрамлю Моцарта».Источник: РБК daily

Комментариев нет

Добавить комментарий