В бой идут одни старики: в прокате РЭД 2 с Брюсом Уиллисом и Джоном Малковичем

История об особо опасных пенсионерах, которую снял режиссер Роберт Швентке, три года назад собрала в мировом прокате 199 млн долл. Экранизация одноименного комикса Уоррена Эллиса и Калли Хэмнера пришлась ко двору тем, кто испытывал ностальгические чувства по героям боевиков прежних лет. В сиквеле (над ним работал Дин Паризо) отставные спец­агенты продолжают надирать задницы агентам помоложе и в очередной раз спасают мир.

Как и в первой части, в РЭД 2 развивают тему об агентах, которые, во-первых, отставными не бывают, а во-вторых, знают слишком много. На Фрэнка Мозеса (Брюс Уиллис) опять объявили охоту, а тому хочется ходить с подружкой в супермаркет, готовить ей ужин и не брать никакой халтурки. Только Сара (Мэри Луиз Паркер) не хочет креветок на гриле, она хочет приключений и стрельбы. Марвин (Джон Малкович) инсценирует собственную смерть, и Фрэнк произносит прочувствованную речь. Виктория, которая как раз не имеет ничего против халтурки, льет кислоту в ванну, где лежат трупы. Где-то далеко лучший киллер в мире Хан Чо Бай получает заказ на Фрэнка.

РЭД 2 — это еще и про «холодную войну» и гонку вооружений, так что в фильме появляется россий­ская разведчица Катя (Кэтрин Зета-Джонс, которая даже в мундире не забывает демонстрировать декольте). Вся эта компания мотается в поисках супермощного оружия под кодовым названием «Паслен», которое создал профессор Бейли (его играет Энтони Хопкинс) — «да Винчи смерти» и «звезда концептуального массового убийства». Кто заполучит бомбу, будет диктовать условия всему миру.

Серия новая, трюки старые, но смотреть на них совсем не скучно. Фильм Дина Паризо — тот редкий случай, когда сиквел оказывается ничуть не хуже первой серии. А в чем-то даже лучше. Тут развесистая клюква про шпионов всех мастей окончательно теряет тормоза: из Америки действие переносится в Париж, а затем в Москву, гонки и перестрелки чередуются со сценами в сумасшедшем доме (это особенно порадует поклонников Хелен Миррен и ее королевского образа) и подвалах Кремля. Добавить сюда Джона Малковича, меняющего образы как перчатки (одни головные уборы чего стоят — от пыжиковой шапки до шляпы, похожей на вазу с фруктами, в финале), да еще глубокомысленные заключения насчет того, что «в России смерть — форма искусства». Получается вполне задорное кино, где отставные агенты снова показывают класс. Смотреть на это приятно и весело.Источник: РБК daily

Комментариев нет

Добавить комментарий